ИСТОРИЯ ДОБРЫХ МЫСЛЕЙ

Добрые Мысли – это не просто красивое имя компании, на самом деле Добрые Мысли – название исторического предместья Минска, располагавшегося в его юго-западной части, в районе современных улиц Московской, Суражской и Могилевской.

Урочище Добрые Мысли возникло рядом с Францисканским болотом, из которого брала начало река Немига, и первоначально не входило в черту города. Но уже со второй половины XIX века, с появлением железной дороги, Минск начал стремительно расти в юго-западном направлении, и Добрые Мысли стали его частью.

Здесь был построен первый минский железнодорожный вокзал. Официально он назывался Брестским или, позже, Александровским, а в народе был известен как «Вокзал на Добрых Мыслях» (сегодня это ж/д станция Институт культуры).

Вхождение в черту города, появление железной дороги и вокзала привели к стремительному росту населения и, соответственно, строительному буму в Добрых Мыслях. Район начал активно развиваться и постепенно превратился в лабиринт узких улиц и переулков, застроенных преимущественно деревянными домами.

Вопрос, как защитить все это недвижимое имущество от пожаров, которые были довольно распространены в Минске того времени, стал злободневным. Ранее достаточно было костела Доминиканского монастыря в Верхнем городе, с башни которого просматривался весь город. Теперь же возникла необходимость строительства специальной пожарной каланчи.

Усилиями Минского вольного пожарного общества в 1908 году такая каланча была возведена в Добрых Мыслях по улице Дементьевской (сегодня это переулок Фабрициуса). С нее отлично просматривался главный железнодорожный узел Минска, а также новые городские предместья – Добрые Мысли, Уборки и Грушевка.

Эта каланча не сохранилась до наших дней. Во время Второй мировой войны она была разрушена прямым попаданием авиабомбы. В 1950-х годах на улице Могилевской построили новое здание пожарного депо с каланчой. Правда к тому времени пожарная каланча уже считалась архаизмом. Ее возвели по старому проекту, скорее, в память о той старой «пожарке» в Добрых Мыслях. Но даже сегодня она остается негласным символом Добрых Мыслей.